neov_levashov

Category:

Почему русские бежали из Средней Азии

Дерусификация Средней Азии и Казахстана выгодна врагам России – и внутренним, и внешним. Запад, подталкивая республики Средней Азии избавляться от всего русского, создает «санитарный кордон» вокруг нашей страны, все дальше отодвигая границы сфер влияния России.Исход русского населения из Средней Азии и Казахстана, на который старались не обращать внимания российские политики и в 1990-е , и в 2000-е годы, в итоге стал серьезнейшим политическим и социальным поражением России. Страна, которая не смогла обеспечить реальную (а не в виде вечных «озабоченностей» официальных представителей дипломатического ведомства) защиту соотечественникам, проживающим за рубежом, очень серьезно ухудшила свой имидж – и в глазах собственного народа, и в глазах мира в целом. 

Распад Советского Союза стал для русского народа крупнейшей социально-политической катастрофой ХХ века. Поскольку границы новых суверенных государств, образовавшихся на постсоветском пространстве, прокладывались по границам бывших союзных республик, не были учтены ни этническая и конфессиональная специфика, ни историческая справедливость, ни экономические связи регионов. Строившиеся в Российской империи и Советском Союзе города, в «русскости» которых до 1991 года никто и не сомневался, оказались в составе других государств, к тому же практически с самого начала взявших подчеркнуто националистический и русофобский курс.

В Прибалтике, Закавказье, Средней Азии русское население сразу после распада СССР оказалось в неблагоприятном положении. При этом если в Прибалтике русские в большей степени сталкивались с дискриминацией «сверху», в том числе и прописанной на нормативно-правовом уровне, то в Средней Азии и на Кавказе под угрозой оказались не только их социальный статус, но и имущество и даже жизнь. Тогдашние российские власти практически бросили ситуацию на самотек. Никто из власть имущих в то время не задумывался о судьбе русского и русскоязычного населения в бывших республиках СССР.

Категория «русскоязычное» используется не случайно – к русским по своему положению сразу же приблизились и все нетитульные группы населения, проживавшие в городах и являвшиеся носителями городской советской русифицированной культуры. Так, в Средней Азии и Казахстане это были все славяне, немцы, евреи, корейцы, значительная часть армян и татар. Именно в республиках Средней Азии положение русских ухудшилось очень быстро и стало крайне неблагоприятным. С чем это было связано?

1)культурные, этнические, религиозные различия между русским и русскоязычным населением среднеазиатских республик и местными жителями, особенно если говорить о сельской местности, небольших городах и «базовом» социальном слое, были наиболее значительными.

2)в среднеазиатских республиках возобладала националистическая пропаганда, сочетавшаяся с возрождением религиозных ценностей. При этом местных националистов религия интересовала скорее как политический инструмент.

3) социальная структура среднеазиатских обществ была такова, что в условиях отсутствия прежних механизмов управления и контроля республики стремительно архаизировались. На первое место вышли клановые и родоплеменные отношения, а русское и русскоязычное население в традиционную клановую и племенную систему не вписывалось.

4)именно в среднеазиатских республиках максимально ухудшилось экономическое положение, что практически сразу же привело к прогрессирующему обнищанию населения – и русского, и коренных этнических групп. В этой ситуации местным элитам было очень выгодно сваливать вину за неудовлетворительные условия жизни на советское прошлое, на «русских оккупантов», и хотя прямых призывов к изгнанию русских из республик их официальные власти не допускали, рядовые среднеазиаты все понимали правильно. Фактически республиканские власти дали им карт-бланш на действия против русского населения. Где-то русских стали методично выдавливать, где-то просто относились недоброжелательно, а где-то и переступали грань закона, совершая порой самые чудовищные преступления – изнасилования, избиения, убийства.

Если вспомнить более давнюю историю, то антирусский национализм в Средней Азии всегда имел место быть. Он активно проявлялся в кризисные для российского государства периоды, когда центральная власть ослабляла свою хватку, а националисты и бандиты всех мастей сбрасывали маски и давали волю самым низменным инстинктам. Достаточно вспомнить о знаменитой волне антироссийских восстаний в 1916 году, связанных с отказом туземного населения от участия в обязательных работах и с перераспределением земли. Затем была Гражданская война, во время которой басмачи первым делом старались расправляться с русским населением. Лишь Сталину железной рукой удалось на некоторое время приостановить произвол, но после его смерти все постепенно вернулось на круги своя.

На самом деле, этнополитическая ситуация в среднеазиатских республиках стала обостряться еще во второй половине 1980-х годов – до распада Советского Союза. Именно в это время начался рост националистических настроений среди среднеазиатского населения, усугублявшийся тотальной коррупцией органов власти и полным бездействием правоохранительных органов. Переломный момент наступил, когда произошли первые крупные столкновения на межнациональной почве, повлекшие за собой значительные человеческие жертвы.

В мае 1989 г. в Фергане (Узбекская ССР) начались столкновения между узбеками и турками-месхетинцами, которые переросли в настоящие погромы и привели к вводу войск в Фергану. Эти события привели к переселению значительной части турок-месхетинцев из Ферганской области Узбекистана во внутренние районы РСФСР, в первую очередь – в Ростовскую область, Краснодарский и Ставропольский края. Такой опыт изгнания целого народа привел к ажиотажу среди националистов.

С конца 1980-х гг. в Узбекистане очень сильно ухудшилось отношение узбеков к русскому населению, причем это имело место даже в таких многонациональных городах как Ташкент, который за столетие превратился в наднациональный город всесоюзного значения, ставший домом для людей самых разных национальностей – от собственно узбеков и русских до евреев, корейцев, армян и т.д.

Ухудшение социально-экономического положения на фоне националистической пропаганды привело к росту преступности – как организованной, так и уличной. Первыми Узбекистан стали покидать евреи, у которых появилась возможность эмиграции в Израиль. Затем потянулись и русские. Естественно, что первыми уезжали те, у кого были ресурсы для того, чтобы покинуть республику. Речь идет не только о материальных, но и о социальных ресурсах – профессии, образовании, наличии родственников в России.

Очень многим русским людям в начале 1990-х гг. приходилось едва ли не бежать из республик Средней Азии, бросив свое имущество или, в лучшем случае, продав его за бесценок. Покупатели часто сами назначали цену за квартиру, подчеркивая, что в противном случае вообще отберут ее бесплатно. До сих пор отсутствует статистика по числу убитых, искалеченных, пропавших без вести, изнасилованных русских и русскоязычных людей в республиках Средней Азии.

Впрочем, если говорить об Узбекистане, то к середине 1990-х гг. президенту Исламу Каримову удалось несколько стабилизировать ситуацию. Но уже в 2000-е годы началась новая волна оттока русского населения. Дело в том, что при Исламе Каримове, которому недавно поставили памятник в Москве, Узбекистан перешел на латинский алфавит, без знания узбекского языка стало невозможно занимать не только государственные должности, но и работать в бюджетных организациях. В итоге за период, прошедший с 1991 г. по настоящее время, численность русского населения в Узбекистане сократилась более чем в четыре раза. Сейчас русские составляют лишь 2,5 % населения страны, причем среди русских большая часть – пенсионеры, которые остались доживать, и люди среднего возраста, которым также очень сложно перебраться в Россию.

Еще сложнее ситуация складывалась в Таджикистане – одной из самых бедных и отсталых в экономическом отношении республик Средней Азии. В феврале 1990 г. в Душанбе прошел погром в русских кварталах. Дмитрий Рогозин, будущий вице-премьер российского правительства, в книге «Ястребы мира. Дневник русского посла» писал:

«В середине февраля 1990 года национал-исламисты буквально растерзали полторы тысячи русских мужчин и женщин в Душанбе. Женщин под грохот автоматных очередей и гогот насильников заставляли раздеваться и бегать по кругу на площади железнодорожного вокзала».

В 1992 году в Таджикистане началась кровопролитная гражданская война, в которой гибли не только таджики и памирцы, но и русские, которые оказались в самом тяжелом положении. Лишенные клановых и родовых связей, не имеющие своих вооруженных формирований и «крыши» в лице государственных чиновников или политических лидеров, русские в Таджикистане очень быстро становились жертвами как экстремистов, так и бытовых преступников. 

Основная часть русских покинула Таджикистан еще в самом начале 1990-х годов, опасаясь за свою жизнь. Многим не повезло – они были убиты боевиками или преступниками. Даже прекращение гражданской войны не стало спасением для русского населения Таджикистана. Тем более, что и экономическое положение страны в 1990-е – 2000-е годы было просто ужасающим. Если даже этнические таджики отправлялись в Россию на заработки, бросая свои дома и семьи, что говорить о русских. За постсоветские десятилетия численность русского населения Таджикистана сократилась более чем в десять раз. Сейчас русских в республике лишь 1% от общей численности населения.

Между тем, снижение численности русских в среднеазиатских республиках оказало не позитивное, а резко отрицательное влияние на экономическое и социальное положение постсоветских государств. Во-первых, именно русские и русскоязычные составляли основной костяк квалифицированных специалистов – ученых, инженеров и техников, врачей, даже рабочих высокой квалификации. Представители титульных национальностей работали в партийных и государственных органах, в прокуратуре, милиции, преподавали гуманитарные специальности, а основная часть занималась либо низкоквалифицированным трудом на производстве, либо сельским хозяйством.

Во-вторых, националистический поворот в Средней Азии привел к резкому сокращению изучения русского языка в школах, отказу в ряде республик от кириллического алфавита, снижению общего качества образования. Но поскольку Узбекистан, Таджикистан, Киргизия так и не смогли создать развитые экономики и обеспечить значительную часть своего населения работой, их жители, особенно молодежь, потянулись на заработки в Российскую Федерацию. И здесь как раз и сказались незнание русского языка, низкий уровень образования. Не случайно даже представители обеспеченных слоев населения сейчас стремятся отдавать своих детей в немногочисленные русские школы – понимают, что это единственный способ дать им достойное образование в республике.

Сейчас в республиках Средней Азии пошел новый виток русофобии. Он связан с давлением со стороны Запада, стремящегося окружить Россию кольцом недружественных государств со всех сторон. Относительный порядок – и политический, и экономический – сейчас сохраняет лишь Казахстан. Его президент Нурсултан Назарбаев все 1990-е – 2010-е годы умело лавировал между Россией и Западом. В результате Казахстану удалось сохранить относительно развитую экономику и приемлемые условия жизни населения, что во многом является следствием и его многонационального состава населения. Но и из Казахстана продолжается исход русского населения. Процент русских за постсоветские десятилетия упал в два раза. Сейчас русские составляют лишь около 20% населения республики.

В октябре 2017 года президент Нурсултан Назарбаев принял решение о переходе Казахстана на латинский алфавит. Это решение – еще один нож в спину России, с которой Казахстан вроде как находится в союзных отношениях и является партнером по ОДКБ и ЕвразЭС. Хотя сам Назарбаев и его соратники уверяют, что переход на латиницу якобы осуществляется исключительно в целях удобства, так как латинский алфавит якобы лучше передает все многообразие казахского языка, всем понятно, что Астана пытается лишний раз подчеркнуть свою независимость от Москвы. 

https://topwar.ru/148880-pochemu-russkie-bezhali-iz-srednej-azii.html

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic