neov_levashov

Categories:

Политические требования – это декларация, подтвержденная ДЕЙСТВИЕМ. Нет действия – всем фиолетво,

  чо вы там скандируете или постите в Инсте.Вы можете писать что угодно, даже «Путина – в Гаагу!» и сколько угодно ходить на рэп-концерты в загончик на Сахарова.Это к политике, то есть борьбе за власть, не имеет абсолютно никакого отношения.Мне тут недавно какой-то идиот попенял: ты утверждаешь, что политика – это когда решается вопрос о власти.Квачков готовит 4 ноября русский марш под лозунгом «Путин – геть». Это политическое требование, и если я публично его не поддержу, то это будет лучшим доказательством, что Кунгров – поп Гапон, Мальцев №2 и проект ФСБ. Некогда было послать нах этого придурка, сделаю это сейчас.

4 ноября жалкая кучка долбонавтов выползет с действительно прекрасным лозунгом «Путина – геть!». Скорее всего, конечно, не выползет, но давайте предположим это. Давайте даже допустим, что этот лозунг поддержит 100 тысяч русачков. Это – пустая декларация своих хотелок, а не требование. Требование – есть декларация, усиленная действием. Я понимаю, что задавать вопросы Квачкову или прочим умственно неполноценным нацикам – это все равно что с кошкой разговаривать. Но, все таки, спрошу: ребята, а какие ДЕЙСТВИЯ вы готовы совершить, чтобы превратить свою никому не интересную хотелку в ПОЛИТИЧЕСКОЕ ТРЕБОВАНИЕ? 

Я понимаю, что недоумки решили немножко скопипастить украинский майдан. Но майдауны не просто покричали «Банду геть!» и расползлись по норкам, они захватили территорию (площадь Независимости) и освободили ее только тогда, когда Януковощ выполнил их требование. Дискутировать на тему стало ли Украине от этого лучше, я не собираюсь. Я всего лишь констатирую факт: политика начинается там, где слова подкрепляются ДЕЙСТВИЕМ. Нет действия, пусть даже символического, как перманентная акция массового протеста – здесь нет политических ТРЕБОВАНИЙ, нет борьбы за власть, нет политики как таковой. Соответственно, и политическому результату взяться неоткуда.

Эту совершенно элементарную истину не отдупляет 99,9% рашкован. Они не понимают, что в РФ нет политики вообще. То, что они считают политической борьбой, является либо трусливым онанизмом, либо разводом лохов на деньги. Я это легко могу показать на примере столь обожаемого хомячками Лешика Навального. Но в следующий раз, а то уже многабукаф. Обещаю устроить безжалостную порку хомячкам и разбить весь их уютный фейсбучный мирок вдрызг. Так что, вэлком, господа мазохисты, не пропустите сеанс морального насилия.

Практически любой русский человек психически нездоров, он страдает социальным инфантилизмом в самой тяжелой форме. Причем нельзя считать это ненормальным, для русского быть недоразвитым – это норма. Ведь если почти все безумны, то быть здоровым, быть не как все – ненормально, отклонение, вызов толпе. То, что у русачков социальное сознание находится на уровне 12-летних дитяток, просто офигенно удобно, если надо заставить их пойти на выборы и проголосовать за какого-нибудь пидараса. Психически незрелыми индивидами манипулировать – просто, как два пальца. Сложность не в том, чтобы развести лохов, а в том, чтобы сделать это более эффективно, чем твои конкуренты-разводилы. Но если стоит задача мотивировать людей на социально осмысленные действия политического характера – тут уже приходится говорить с идиотами, как со взрослыми людьми, а они тупо не понимают и воспринимают крайне агрессивно.

Получается замкнутый круг: чтобы они изменили среду своего существования, они должны повзрослеть, а взрослеть они будут, только если среда существования их к этому стимулирует. Но среда как раз все глубже погружает их в пучину безумия. Что остается делать мне? Всего лишь констатировать тенденции, которые я не могу изменить и даже оказать на них сколь-нибудь заметное воздействие. Неблагодарное это занятие – рассказывать идиотам об их идиотизме, но ничего другого не остается.

Как повествуют медицинские справочники, инфантилизм характеризуется отставанием в развитии эмоционально-волевой сферы, неспособности принятия самостоятельных решений и сохранении детских качеств личности. Суждения инфантильных лиц закономерно отличаются незрелостью, поверхностностью, конкретностью.

Конкретность суждений – это особенность сознания, не способного к сложным абстракциям. Ребенок не воспринимает противоречий, многозначности и многосмысленности. Герои сказок делятся на добрых и злых. Добрые – абсолютно хороши, злые – абсолютно плохи. Дети вырастают, а неспособность воспринимать сложную социальную реальность остается неизменной. Точно так же для них общественно значимые фигуры – есть либо воплощение абсолютного добра, либо абсолютное зло. Для ватника Путин – бог. Любой, кто посягает на божество делом или словом, рискует испытать на своей шкуре всю ярость деструктивного религиозного фанатизма. Но разве либерасты, полярно противоположные ватанам по идеологической ориентации, руководствуются иной логикой? Нет, для них точно так же «кто не с нами, тот против нас».

И те, и другие страдают такой патологией сознания, как гипертрафированный патернализм. Ну, это логично, ведь ребенок несубъектен, он не мыслит себя без родителей, испытывает потребность в материнской любви и подсознательное желание подчиняться строгому, но справедливому отцу. Физически индивид вырастает, но категорически отказывается воспринимать себя, как социальный субъект. Он испытывает непреодолимую потребность в вожде, в лице которого обретает и любящую мать, и сурового отца. В тех, кто разделяет его взгляды, он находит братскую семью; тот, кто отрицает эти сакральные ценности, становится вероотступником, предателем, экзистенциальным врагом. XX век дал богатый материал для изучения массовой психологии тоталитарных и авторитарных обществ, тема исследована и в глубь, и вширь, разжевывать не стану.

Но разве противники диктатуры в РФ демонстрируют нам иной склад личности? 1) по уровню вербальной агрессии они значительно превосходят ватников. Хомячье Навального настолько нетерпимо к инакомыслию, что заподозрить их в симпатиях к демократическим ценностям я никак не могу. Они – социальная база диктатуры. С ватным быдлом у них только одно разногласие – они желают видеть на троне другого диктатора.

2) это самое главное – они категорически отказываются воспринимать себя, как социальный субъект и испытывают совершенно иррациональный ужас перед самой мыслью о том, что они имеют право и возможность непосредственной коммуникации с другими самодостаточными социальными субъектами. В их сознании не укладывается, что это можно делать без посредника-вождя, которому они делегируют свою субъектность. Пеодтверждением тому является дружнй стон инфантильного мудачья в фейсбуках – мол, отсутствуют лидеры, которые должны повести их за собой в царство свободы и процветания. Это же – единственное оправдание собственной пассивности. Идиоты, а как же вы без папочки на горшок-то ходите?

Меня интересуют сейчас люди, потенциально способные осознать свои политические интересы. Не уверен, что таковых наберется хотя бы 1%, но если таковые есть, они должны перейти от осознания своих интересов к их реализации. То есть они должны заняться политической борьбой, борьбой за власть. Начинается политическая борьба с выдвижения политических требований. И вот уже на этой начальной стадии все вязнет в липкой трясине россиянского инфантилизма. Детишки просто не понимают смысла выражения «политические требования». Эти кретины на полном серьезе думают, что написать на бумажке от руки «Свободу политзекам» или «Медведева – в отставку!» – значит выдвинуть политические требования.

Показываю это на самом примитивном примере. Вы работаете в… да вообще не важно, где и кем, но вам платят мало, в то время как руководители учреждения (собственники предприятия) сыр в масле катают. Вы желаете перераспределить ресурсы в свою пользу. Что вы можете для этого сделать? Вариантов всего два:

1.Попросить у начальника прибавки к жалованью в индивидуальном порядке.
2.Заняться коллективной борьбой и заставить делиться прибылью (бюджетными ассигнованиями), угрожая в противном случае нанести предприятию (учреждению) невосполнимый ущерб.

Как нетрудно догадаться, 1 путь абсолютно непродуктивный. Если всякий работник будет в частном порядке рыдать в директорском кабинете, стеная о голодающих детях и умоляя поднять жалование, он будет послан нах. Даже угроза уволиться не поможет. Увольнение отдельного сотрудника не создаст никаких проблем, наймут другого или разделят его ставку на оставшихся. В худшем случае трудобязанности повесят на других, а зарплату при этом всем оставят прежней. То есть норма эксплутации вырастет (ох, че-то меня сегодня упорно на марксистскую политэкономию тянет).

Будете вы писать коллективные челобитные Пуйлу или его боярам-губернаторам с просьбой войти в положение, станете вы митинговать по выходным под лозунгом «Хватит работать за еду» или застремаете в Фейсбуке свое начальство – вы нифига не добьетесь. То, что вы ненавидите директора, он как-нибудь переживет. Апелляция к гуманности и социальной ответственности – бесполезный онанизм. Если общество атомизировано, оно не способно добиться ничего. Все ваши просьбы будут игнорироваться. Как нетрудно догадаться, руководство заинтересовано в том, чтобы трудовой коллектив никогда не преодолел атомизацию и не дорос до уровня общения языком требований.

Если же вашему работодателю придется иметь дело с коллективным субъектом, выдвинувшим экономические требования, то расклад получается совершенно иным. В данном случае декларация вашего желания повышения зарплаты на 20% - это уже не ПРОСЬБА, а ТРЕБОВАНИЕ. Прекращение работы (или всего лишь угроза ее прекращения) – ДЕЙСТВИЕ в его поддержку. Тут уже вы нагибаете работодателя: или он выполняет ваши требования, или терпит крах. Да, гипотетически он может всех вас уволить и нанять других работников. Но даже в этом случае он терпит колоссальный ущерб: из-за простоя теряет клиентскую базу, выплачивает неустойку контрагентам, утрачивает статус надежного поставщика. Если речь о бюджетном учреждении, то руководитель терпит карьерный крах и теряет работу сам, как не оправдавший доверия вышестоящего начальства. Да и в реальной жизни невозможно за день сформировать новый трудовой коллектив даже если в нем всего полсотни сотрудников. А если на предприятии пять тысяч работников, то заменить их штрейхбрейхерами невозможно в принципе.

Да, забастовка – оружие обоюдоострое, она бьет как по работодателю, так и по работнику. Но если требования коллектива адекватные, они выполняются в 100% случаев, и даже до реальной забастовки дело не доходит, обычно хватает итальянской или предупредительной забастовки. У меня есть опыт организации всего двух забастовок, причем в ходе одной были выдвинуты частично политические требования. Руководство города тиранило коммерсанта, коллектив остановил работу, требуя отъебаться. Строго говоря, это называется локаут, то есть остановка предприятия собственником, но тут собственник оказался хитрым и объявил на собрании коллектива о снижении зарплаты на 30% персоналу, мотивируя это тем, что Совет депутатов принял постановление, повышающее в восемь раз арендную плату за муниципальную землю, на которой располагалось предприятие. Далее собственник моими руками организовал на предприятии «независимый» профсоюз, который и провел предупредительную забастовку.

Поскольку предприятие было, хоть и частным, но в каком-то смысле градообразующим (обеспечивало почти 10% рабочих мест в городе), то эффект оказался сногсшибательным: мэр в тот же день был жесточайше оттрахан губернатором «за утрату контроля над ситуацией в муниципалитете», а Совет депутатов собрался на внеочередное заседание и проявил чудеса сознательности, отменив собственное решение (формально по представлению прокуратуры). Так был предотвращен рейдерский захват предприятия, что, собственно и было целью мэра.

Во 2 случае целью забастовки было предотвращение «оптимизации» бюджетного образовательного учреждения путем его фактической ликвидации. Школу искусств глава города решил перевести на окраину города (кто-то решил прихапать себе здание в самом центре и разместить в нем торговый центр). Коллектив и в СМИ обращался (в начале нулевых в Раше еще существовали независимые медиа), и подписи родителей под челобитной к властям собирали – толку ноль. Я придумал такую идею: коллектив закрывается в школе и отказывается из нее выходить до тех пор, пока решение о переезде не будет отменено. Поскольку почти все педагоги были женщинами и у большинства имелись несовершеннолетние дети, многие принесли в школу кастрюльки, игрушки, раскладушки и переехали туда жить с детьми.

Забастовка продлилась часов 5. После того, как губернатору позвонили из ОРТ (тогда так назывался 1 канал, принадлежавший Березовскому) и попросили прокомментировать ситуацию, тот решил, что репутационный ущерб для него слишком велик (тогда еще были всенародные выборы губернаторов, а не их имитация, как сегодня) и дал команду не трогать школу, что и было исполнено.
https://kungurov.livejournal.com/248947.html

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic