neov_levashov

Categories:

Должна ли Россия защищать себя?

Я хочу вас спросить: должна ли Россия, должен ли народ России, русская цивилизация защищать себя от зон социальной катастрофы, в которые этнократии превратили некогда цветущие довольно значительные части постсоветского пространства визовым режимом?Должны ли мы вводить визы в отношении потока этих трудолюбивых соотечественников из стран, которые превратились в зоны социальной катастрофы? Дело даже не в культуре, дело в том, что там настоящая социальная катастрофа. Изгнав основную часть не местного населения, соответствующие этнократии стали низводить свои страны где-то на феодальный уровень, где-то на родоплеменной уровень, где-то на поздний феодальный. Почти все эти страны с разной скоростью идут к превращению в социальную катастрофу (кроме Белоруссии). Мы должны отгораживаться от них визовым режимом или нет?

НАС ЖДЕТ ПРЕВРАЩЕНИЯ МОСКВЫ В МОСКВАБАД?
А РОССИИ В ИСЛАМСКИЙ ХАЛИФАТ?
https://delyagin.livejournal.com/4373874.html

МНЕНИЕ

«Если инженер хочет нормально зарабатывать, он должен идти в сантехники»

- У нас все больше рабочих мест занимают трудолюбивые гости из Средней Азии. С ними комфортнее: им можно платить меньше, и они более толерантно, чем граждане РФ, относятся к коррупции. И в ситуации, когда у нас взят курс на приток заведомо неквалифицированной рабочей силы, говорить о каких-то технологиях нет смысла. Они не нужны, потому что ручной труд дешевле — это как в рабовладельческом обществе, - оценил ситуацию с занятостью директор Института проблем глобализации экономический обозреватель «Радио КП» Михаил ДЕЛЯГИН. - В стране острый дефицит квалифицированных рабочих рук, но при этом квалифицированный труд крайне низко оплачиваются. В Миассе, например, есть Государственный ракетный центр имени Макеева, который выпускает ракеты морского базирования. Они в прошлом году искали электронщика на зарплату 22 тыс рублей в месяц. Наверное, до сих пор ищут. И это еще подняли — раньше предлагали 18 тыс. Московский разносчик пиццы получает раза в 3 больше. В такой ситуации практически все люди с инженерным образованием, которые хотят нормально зарабатывать, идут в ремонтники, сборщики мебели, сантехники, поскольку это реальные деньги. А работать по специальности — это обрекать себя на нищету.

- И что делать? Увеличить фонд оплаты труда?

- А это ничего не даст. Директор и дальше будет выписывать себе и присным по потребности, а остальным — по остаточному принципу. Нужно вернуть тарифную сетку — чтобы доход директора был привязан к доходу основной массы работников.

Полстраны от безысходности ушло в курьеры, а на каждое достойное место 5 претендентов

БЕСПРАВНЫЕ И НЕДОВОЛЬНЫЕ

Социологи бьют тревогу. Рабочих мест с достойными окладами и социальными гарантиями — кот наплакал: от 15 до 25 млн. При том, что трудоспособного населения в стране - 82 млн человек. Те, кому не повезло, работают на птичьих правах либо получают крохи. И от этой трудовой армии руководство страны ждет трудовых подвигов, экономического рывка и повышения производительности труда — ну не утопия ли!

- Если человек находится в неустойчивом положении, не доволен своей зарплатой, не знает, уволят его завтра или нет, какое у него будет желание проявлять творческий подход и рвение на работе? - задает в беседе с «КП» риторический вопрос известный социолог, член-корреспондент РАН Жан Тощенко, автор монографии о прекариате (не путать с пролетариатом!) — классе социально неустроенных людей, не имеющих полной и гарантированной занятости.

Символ сегодняшнего российского прекариата - курьер. Кто из жителей больших городов не заметил, как популярна стала эта, с позволения сказать, профессия. Знаний не нужно, график свободный. Сегодня тебя приняли, завтра выгнали. Заплатили - хорошо, кинули - не ты первый, не ты последний. Есть и другие подобные вакансии - промоутеры, охранники, разносчики еды, да те же таксисты-бомбилы.

По оценкам Тощенко, к прекариату можно отнести до 60% работающих. Ученый разложил бесправных и недовольных на 4 группы.

1. Отношения с работодателем основаны только на устной договоренности. Ни приказов о приеме, ни трудовых договоров, ни записей в трудовую книжку. Причем такие отношения выстраиваются не только с низкоквалифицированными работниками, но и со специалистами. Например, с программистами, архитекторами-проектировщиками, строителями.

2. Краткосрочные договоры, например, на полгода с туманным намеком, что возможно продлят. А продлят или нет — это бабушка надвое сказала. Такое оформление позволяет без хлопот и выплат уволить сотрудника. Это опять же касается не только неквалифицированных работников. Такая форма нередко используется, например, при найме преподавателей.

3. Фрилансеры. Ими когда-то восторгались, как новой формацией свободных людей, а теперь понятно, что в эту группу попадают, в основном, не от хорошей жизни. Средняя зарплата у них 35 тысяч в месяц.

4. Сезонные работники. Лесозаготовки, золотодобыча, рыбный промысел, сбор урожая. Сезон окончился — вот тебе расчет, а дальше крутись как знаешь.

НОРМАЛЬНЫЕ УСЛОВИЯ — У 20% РАБОТНИКОВ

Когда я спрашивал своих ученых собеседников, сколько же у нас качественных рабочих мест, они, понимая в общем, о чем это я, точного ответа дать не могли. Потому что ни одна статистика не делает таких подсчетов. А всего-то три показателя их характеризуют: достойная оплата (например, как минимум 3 прожиточных минимума) социальные гарантии и нормальные условия труда — чтобы зимой в шею не слишком дуло.

Вот Росстат дал информацию, что на конец 2018 года в организациях (не считая малые предприятия, правительственные и военные учреждения, банки, страховые компании) работало 25 млн человек. Это и есть хорошие места? Вроде, по условиям труда и социальным гарантиям — да, в организациях меньше произвола, чем в ларьке у частника.

Но по зарплатам — большой вопрос. Есть организации бедные, есть вообще в предбанкротном состоянии.

Тот же Росстат опубликовал и данные по так называемым высокопроизводительным рабочим местам. Этот термин ввели в 2012 году, когда в майских указах президент Путин поставил перед правительством задачу создать к 2020 году 25 млн таких мест. Критерии сложные, многие эксперты сомневаются в их объективности, но если упрощенно, то это те места, где наблюдался прогресс по зарплате и производительности труда. По данным Росстата к нынешнему году было 19,5 млн таких мест.

Проректор Академии труда и социальных отношений Александр Сафонов, в беседе с «КП» назвал еще меньшее число качественных рабочих мест - 15 млн, примерно пятая часть от всех работающих. Остановимся на такой цифре. Все остальные работники — это в той или иной степени группа риска.

ПОКОЛЕНИЕ «ZET»

— В условиях глобализации резко изменилась система ценностей у значительной части молодежи, - комментирует ситуацию руководитель Центра исследования социальной структуры и социального расслоения Института социологии РАН Зинаида Голенкова. - Нынешнее поколение Z – это достаточно образованные молодые люди, которые имеют свою систему ценностей. Они ориентированы на реальную свободу — от работы по графику, от начальства и т.д. Я знаю много таких примеров за рубежом. В России это не так очевидно, но тоже есть. Эти люди нигде не работают, не имеют трудовой книжки. Если и работают, то только там где захотят, без оформления, по устной договоренности. В основном, это программисты. Они имеют свободный доступ на рынок труда не только у себя в стране, но и во всем мире, работают из разных стран на разные компании.

Но надо понимать, что несмотря на неплохую интеллектуальную подготовку, фрилансер в основной массе не готов к выполнению крупных ответственных задач, его интерес ограничивается тем, чтобы малыми усилиями заработать достаточно денег на жизнь или как следующая ступень, на переезд из одного конца земного шара в другой и аренду временного жилья. Главное, чтобы интернет не подводил.
Подробнее на https://www.delyagin.ru/articles/192-deljagina-tsitirujut/71918-polstrany-ot-bezyskhodnosti-ushlo-v-kur-ery-a-na-kazhdoe-dostoynoe-mesto-5-pretendentov

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic