neov_levashov

Categories:

Легкая версия мировой войны?! Если бы коронавируса не было, то его нужно было придумать

И его появление - проектное или стихийное - оказалось вовремя.В нужном месте и нужное время.Эпидемия позволяет перейти к новому миру без тотальных зачисток, разрушений и всего такого.Мы даже не заметим, что война-лайт началась, прошла и закончилась."Золотой миллиард" (а также те, кто мечтал в него попасть) добровольно исчезнет, как субъект мировой цивилизации. На его место возникнет нечто, из чего можно будет вылепить нового человека нового Средневековья. Сформировать новую кастово-сословную систему, утрясти некоторые нестыковки, избавиться от рудиментов нынешнего мирового устройства и перезапустить проект заново, начав с самого начала. Оттуда, откуда начали. Новое Средневековье, но уже с интернетом.

Сколько поколений потребуется для того, чтобы осмыслить новый путь и начать движение в его сторону, кто его знает. Может, 3-5 поколений. Может 10-20. У серьезной проблемы и сроки решения тоже серьезные.

Глобальная эпидемия - та же война.Но вместо термоядерных ударов по городам, испепеляющих живое и неживое, вирус становится своеобразным аналогом нейтронной бомбы, убивающей органику, но оставляющей материальные ценности. Причем эпидемия не обязательно должна убить столько же людей, сколько нейтронная бомба - достаточно обозначить саму угрозу массовой гибели. И тогда выжившее население само согласится на значительное поражение в правах. Теракт 911 уже продемонстрировал, что угроза безопасности позволяет ликвидировать гражданские права на раз-два. 

Любая война имеет свою политическую цель и задачу - послевоенный мир должен быть лучше довоенного с точки зрения победителя. Мир "до коронавируса" был плох с точки зрения правящих глобальных элит, т.к. концепция "золотого миллиарда" перестала работать. Высокие стандарты потребления и уровень жизни, конечно, были мощным двигателем технического прогресса, обеспечивая высокий платежеспособный спрос, но пропало главное - ответ на вопрос: а зачем это? Раньше ответ был вполне очевиден: борьба двух несовместимых социальных систем была самодостаточным фактором, стимулирующим прогресс. Вопрос "зачем" в любой его постановке был бессмысленным. Мы упорно лезем вперед и вверх просто потому, чтобы держаться вровень с нашим противником. Вы же не хотите, чтобы победил он, а не мы?

После крушения СССР развитие шло по инерции, но у базового стратегического вопроса "зачем" появился смысл. А и правда, зачем? 

Стремительное развитие привело к созданию множества новых и неразрешимых противоречий в рамках сегодняшней социальной психики. СССР, кстати, потерпел историческое поражение именно по этой причине - советский общинный социализм, построенный на базе деревенской общинной этики, оказался неспособным ответить на запросы нового городского общества. Запад с его идеей-фикс безбрежной свободы, как высшей ценности, тоже столкнулся с проблемой - а есть ли у свободы границы, и как их совместить с базовым принципом запрета на ее ограничение?

Когда цивилизация сталкивается с неразрешимой проблемой, она решает ее всегда одним и тем же способом - через возврат к прошлому (пусть и на новом уровне), где она сможет отрефлексировать существующие проблемы и найти механизм их решения. После чего - новый старт. Так уже было: Римская империя полторы тысячи лет назад вплотную подошла к мануфактурному способу производства, но не смогла преодолеть противоречие античной психики между коллективным трудом и индивидуальной свободой, а потому решение нашлось в тысяче лет мрачного Средневековья, созданию в его рамках зародыша новой цивилизации - свободных городов с совершенно иной организацией психики их жителей, после чего наступила эпоха Возрождения и начался старт современной цивилизации. Которая сегодня исчерпала все источники не только своего роста, но и развития и устойчивости. Наступает время нового Средневековья. Возврата от классового общества свободной продажи своего труда к сословному обществу жесткой стратификации, основанной на идее служения и функциональных обязанностей каждого сословия (или касты).

Кстати говоря, поиск будущего можно отследить на борьбе 2 футуристических концепций, которые нашли свое отражение в огромном массиве кинофильмов, сериалов и книг. Внезапно вспыхнувший интерес к фэнтези, к мирам и вселенным разнообразных "Игр престолов" конкурирует с постиндустриальным постапокалипсисом "Бегущих по лезвию", "Дивиргентов", "Бегущих в лабиринте".

А вот попытка обозначить выход и решение проблемы выглядит крайне неубедительной - "Голодные игры" смотрятся вполне органично до революции, но вот победа сил света над силами тьмы ответ на главный вопрос - и что дальше - так и не дает.

Экзистенциальный тупик, у которого есть только 1 выход - назад.

Но для того, чтобы вернуться назад и залечь в привычное и уютное болото, где можно предаться размышлениям о смысле жизни и каком-то еще неясном будущем, нужно уничтожить текущее настоящее. С его свободами, социальными гарантиями, уровнем жизни, демократией и всеобщим равенством (пусть во многом и декларативным). Раньше для глобальной деструкции прежнего мира лучшим инструментом были войны. Но сегодня это не самый лучший выход - неизбирательность и тотальность современных средств уничтожения создает слишком высокие риски, которые невозможно контролировать.
https://el-murid.livejournal.com/4405187.html

ТАЙНОЕ ВСЕГДА СТАНОВИТСЯ ЯВНЫМ
ЕРЕЗ КАКОЕ-ТО РАЗОБЛАЧАТ И КОРОНА(О)ВИРУС

Если бы Бога не существовало, его следовало бы выдумать
С французского: Si Dieu n \'existaitpas, ilfaudrait I\'inventer.
Из стихотворного «Послания к автору книги о трех самозванцах» (1769) французского писателя-просветителя Вольтера (псевдоним Франсуа Мари Аруэ, 1694—1778).
Анонимный автор «Книги о трех лжецах» (1768) в своем произведении подверг жестокой критике и развенчанию 3 основные мировые религии.

Вольтер хотя и был настроен против церкви, тем не менее, будучи деистом, самого существования Бога публично не отрицал. И не делал этого из сугубо рациональных соображений, полагая, что религиозность без фанатизма объективно необходима непросвещенному народу как род моральной узды. Поэтому он отозвался об этом резко атеистическом произведении очень критически: назвал его «плоским» (письмо к Анри Риё от 9 мая 1769 г.) и «исполненном грубого атеизма без мысли и философии» («Заметка», 1771).
Своим стихотворным «Посланием к автору книги о трех самозванцах» Вольтер очень гордился: «Я редко бываю доволен своими стихами, но признаюсь, что к этому я испытываю отцовскую нежность» (из письма Сорену от 10 ноября 1770 г.). 22-й стих этого «Послания» и стал знаменитой крылатой фразой.
Обычно служит основой для образования однотипных фраз, когда говорящий хочет выразить свое удовлетворение по поводу каких-то обстоятельств (явления, человека и т. д.), наличие которых ему очень выгодно (шутл.) https://dic.academic.ru/dic.nsf/dic_wingwords/3342/%D0%95%D1%81%D0%BB%D0%B8

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic