neov_levashov

Categories:

Лечить страну, а не людей! В РФ убивают стариков, чтоб запугивать население коронавирусом

COVIDобесие в мире продолжается,!Пандемия, длящаяся полгода, позволяет с опорой на обширную статистику сделать вывод, что борьба с ней совершенно бессмысленна и приводит к гораздо большим жертвам, чем сам вирус.Я еще в начале февраля заявил,что коронавирусная пандемия носит психический,а не вирусный характер.Убивает именно психоз, что я подробно разжевал в посте Коронавирус фейк. Дебилы победили, который широко разошелся по тырентам, где его прочитало не менее полутора миллиона человек. Это накладывает на меня моральные обязательства вернуться к теме, чтобы подтвердить или опровергнуть мою умозрительную гипотезу фактами.

Недостаточно примеров Италии, Исландии, Швеции и Германии подтверждающих мою правоту?Дождемся сентября и рассмотрим данные смертности в Москве за июль-август.В условиях естественного распространения вируса популяция быстро переболеет, приобретет иммунитет и потерь будет меньше, вплоть до полного отсутствия статистической сверхсмертности. Писал об этом еще в феврале почти за 2 месяца до превращения Масквабада в цифровой концлагерь. Мне возражали в том духе, что специалистам виднее. Ну и как вам «успехи» таких «специалистов»?

Манипуляции с COVID-летальностью носят иногда очень уж откровенный характер. Часто можно встретить утверждение о якобы громадной смертности среди врачей в РФ (акцентируется при этом почему-то именно Дагестан). Например, есть электронная стена памяти, озаглавленная так: «Список врачей, медсестер, санитарок, лаборантов и других медицинских работников, погибших во время пандемии КОВИД». В ней уже 406 фамилий. Выглядит пафосно, и при этом вроде как не соврали. Ведь не утверждается же, что они пали в борьбе с или от COVID-19. «Во время пандемии» – и понимай, как хочешь. Например, на 89 году жизни недавно помер кандидат медицинских наук Шириншо. По специальности он был рентгенолог, последние 8 лет не работал, будучи пенсионером. Причина смерти в некрологе не указана, но сдается мне, в 88 лет умирают, потому что время пришло. В этом же списке помимо 80-летних врачей-пенсионеров, давно уже не имеющих отношения к системе здравоохранения, 19-летняя девочка-студентка Светлана Анурьева, умершая от рака, которая несколько дней работала волонтером, разнося продукты самоизолированным старикам.

Еще в этом мартирологе несколько водителей, массажист-китаец и даже 73-летний лифтер с 65-летним монахом. Такое впечатление, что составители мемориального списка просто прошерстили соцсети на наличие некрологов в которых есть слова «работал в больнице» – и вот уже готов список в сотни «павших героев». Никто же не будет выяснять причины смерти поименованных лиц. Зато появляется хороший повод поистерить и уличить власти, которые «все скрывают»: мол, если в стране уже полтысячи врачей умерли от смертоносной инфекции, то счет усопших пациентов должен идти на десятки тысяч.

РФ, если верить статистике, вышла на уверенное 3 место в мире по числу инфицированных модной болячкой. Вот только летальность почему-то значительно ниже, чем во всяких Нью-Йорках и Лондонах. Верующие в смертоносность коронавируса дружно возопят, что россиянские власти фальсифицируют статистику по COVID-смертности. У меня только один вопрос: в какую сторону они ее фальсифицируют? И вообще, они фальсифицируют, чтобы что? Почему они в этом разе фабрикуют именно данные о смертности, а не о числе инфицированных? И почему не пытаются врать в сторону уменьшения общей смертности, которая как раз и характеризует систему здравоохранения в РФ, как недееспособную, а власть, как неадекватную?

Элементарная логика подсказывает, что обосравшемуся чиновнику гораздо выгоднее списать избыточную смертность на широко распиаренный вирус, как обстоятельство непреодолимой силы, нежели объясняться, как это он так администрирует работу медучреждений, что они не справляются с возложенными на них обязанностями?
Москва – крупнейший очаг коронавирусной инфекции в РФ. Там же с конца марта были приняты самые зверские меры по «борьбе» с ней. Итог: +20% к общей смертности за апрель и +60% - за май, если сравнивать со средними значениями последних 10 лет.

Не будем высчитывать, насколько выросло население столицы за предыдущее десятилетие. Более чем полуторакратный рост умерших – слишком явное превышение нормы, чтобы объяснить его естественными демографическими причинами. 5800 случаев сверхсмертности – это факт.

В мае в Санкт-Петербурге умерло рекордное число человек за последние 10 лет – 6427, что на 31,8% больше, чем годом ранее и на 27,8% больше, чем среднее майское значение за 9 лет (2011 – 2019 гг.). По официальной отчетности от COVID-19 в мае в городе умер только 171 человек. Возникает вопрос: остальные 1200 сверхнормативных покойников от чего померли?

«Новая Газета» опубликовала любопытный материал о том, что в городе наблюдается вспышка внебольничной пневмонии, уносящей в 10 раз больше жизней, чем широко распиаренная китайская чумка: с 1 марта по 11 мая в Петербурге внебольничную пневмонию диагностировали у 11 223 человек. Из них 694 умерли, 5924 выздоровели, 4650 продолжают лечиться (так что смертельный шлейф продолжится). Для сравнения: за тот же период в городе выявлено 8485 заразившихся COVID-19, умерло 63 человека.

Эпидемия пневмонии, от которой в стране умирает 15-35 тысяч человек ежегодно, в Северной столице налицо. Одна из основных причин заболевания – гиподинамия, то есть, проще говоря, малоподвижный образ жизни, когда легкие плохо вентилируются из-за малой физической нагрузки. А какой образ жизни вам предложили вести власти в условиях принудительной «самоизоляции» – именно что малоподвижный, когда вы оказываетесь заперты в замкнутом пространстве, часто плохо проветриваемом (прибавляем грибковый фактор), да еще в состоянии стресса, фатально подрывающего иммунитет. Если вам больше 65 лет – пиши пропало.

Уже не 1 месяц прошу опровергнуть мой тезис о том, что борьба с пандемией уносит больше жизней, чем сама пандемия. В Питере с момента начала ковидо-психоза, когда власти и медики принялись сначала рекомендовать изоляцию, а потом стали принудительно ее навязывать, смертность от внебольничной пневмонии подскочила в 40 раз, в 10 раз превысив и без того натянутую, как сова на глобус, статистику смертей, ассоциированных с COVID-19.

В Москве пошли другим путем. Поскольку пандемия стала там основным политическим фактором, собянинские чиновники из штанов выпрыгивают, дабы раздуть ее опасность. И тем самым оправдать садистские меры по превращению магаполиса в лагерь строгого режима. Попробуйте найти статистику смертности москвичей от гриппа или той же внебольничной пневмонии. Не получается? И не получится, так же как в 2020 г. внезапно исчезают данные о числе москвичей, умерших из-за осложнений, вызванных обычным гриппом. Потому что официально решено объединить больных пневмонией и зараженных коронавирусом в одну категорию. Только так можно получить необходимое количество трупов.

ВОЗ присвоила новому коронавирусу в Международной классификации болезней специальный код, используемый врачами и патологоанатомами при заполнении медицинских заключений и справок о смерти. Код U07.2 пишут, если COVID-19 определен «на глазок» по клинической картине, но не подтвержден тестом. U07.1 — когда COVID-19 был подтвержден лабораторными исследованиями.

171 петербуржец, записанный на счет коронавируса – это та самая категория U07.1. Но даже если трупу с полным основанием можно повесить на ногу бирку с маркировкой U07.1, это позволяет лишь с уверенностью сказать, что покойный скончался С короновирусом, но не обязательно ОТ коронавируса. Ведь если причиной смерти была пневмония (наиболее распространенный случай), то надлежит установить, каким агентом она была вызвана. Одна из самых распространенных инфекций, провоцирующая пневмонию – грипп. Тот самый грипп, о котором почему-то все дружно забыли.
https://kungurov.livejournal.com/269458.html

Если патологоанатом видит в морге при вскрытии легкие, сосуды которых забиты микротромбами, то клиническая картина позволяет заподозрить коронавирусную инфекцию и поставить в медицинском заключении код U07.2. По закону в этом случае обязательно провести лабораторную экспертизу для уточнения картины. В этом случае ВОЗ настоятельно рекомендует указывать «ковидный» код, и покойного после этого можно смело официально записывать в жертвы COVID-19, не дожидаясь никаких экспертиз.

С тем же успехом врач может начертать в свидетельстве о смерти код J11.0, означающий пневмонию, возбудителем которой предположительно стал вирус гриппа. Ведь клинические проявления пневмонии в обоих случаях будут идентичными, а предполагать причину можно любую, пока она точно не установлена. Но в том-то и дело, что если даже живым коронавирус диагностируют по клиническим признакам, не имея возможности провести тестирование, то тратить ресурсы на экспертизу трупов будут в самую последнюю очередь.

В этом случае медикам проще следовать рекомендациям ВОЗ и снять с себя ответственность. Как признается врач больницы в Коммунарке, они лепят покойникам код U07.2 даже в том случае, если у умершего пациента ОТРИЦАТЕЛЬНЫЙ результат теста на коронавирус, но клиническая картина позволяет записать его в жертвы COVID. ВОЗ, как нетрудно догадаться, заинтересована в том, чтобы придать пандемии как можно больший размах хотя бы в своих отчетах. Точно так же собянинские чиновники от здравоохранения хотят приписать пандемии большую угрозу, чем она собой представляет. Ведь надо же как-то оправдывать эксперименты по цифровому концлагерю, мусорскому беспределу и т. д. Посему из 5 799 избыточных смертей в городе за май 5 260 (92%) они недрогнувшей рукой записали в жертвы коронавируса. Причем Депздрав столицы откровенно признается в следующем:

«Мы в том числе отнесли к ковиду те случаи, когда лица имели отрицательный тест (как при жизни, так и посмертно), но результаты патологоанатомического исследования и клинические признаки свидетельствовали о том, что даже при отрицательном результате скорее всего причиной смерти явился коронавирус».

Человек умер от пневмонии, имея соответствующие клинические признаки. Пневмония была гриппозной, бактериальной или имела иную природу. Пациенту делается тест при жизни – COVID не выявляется. Проводятся посмертный анализ – COVID не выявляется. Его записывают в жертвы COVID.

Если вы думаете, что официальная статистика причин смертности от ОРВИ отражает реальность, и ей можно доверять, то приведенные сведения позволяют сделать вывод: первичная причина смерти определяется совершенно от балды и в таком виде попадает в официальные сводки, которые потом не уточняются по той причине, что детальное исследование причин смерти не проводится. А если даже проводится и коронавирусный диагноз не подтверждается, то врачи руководствуются не фактами, а теми самыми рекомендациями ВОЗ, которые позволяют наращивать счет жертв пандемии совершенно произвольно.

Московский департамент здравоохранения вообще жжот напалмом: в качестве основной причины смерти коронавирусную инфекцию они приписали 2575, включая 433 случая, у которых коронавирус НЕ ПОДТВЕРДИЛСЯ даже посмертно, а потом присовокупили к ним 2503 умерших от других причин, но имевших положительный тест на корону. Ну, скажем, умирает человек от передоза наркотиков, но, если тест показывает наличие вируса – ты уже невинная жертва китайской заразы. Из этого числа на глазок было выявлено 980 случаев, когда коронавирус мог стать катализатором основного заболевания. А мог и не стать, кстати, что совершенно не важно..

Из этой группы в 843 случаях причиной смерти пациентов, как отмечено в пресс-релизе, стали БСК. Аббревиатура эта на всякий случай не расшифровывается, чтоб не было лишних вопросов, но вообще-то она означает болезни системы кровообращения или, как их чаще всего называют, сердечно-сосудистые заболевания. Дал дуба какой-нибудь дряхлый старичок от инфаркта, ишемической болезни или артериальной гипертонии, а его смерть списывают на коварный COVID, даже не имевший клинически выраженной формы. Из всего этого безобразия Мосдепздрав еще умудряется лепить победную статистику (цитирую тот же источник):

«Т.о., летальность от коронавируса в Москве за весь период эпидемии:
- 2%, если учитывать только случаи, где он явился основной причиной,
- 3,8%, если учесть все случаи, где COVID выступал в качестве основного или сопутствующего заболевания.

Это бесспорно ниже, чем даже по данным официальных сайтов городов: Нью-Йорк - 10,7%, Лондон - 22,7%, Стокгольм - 15,2%, Мадрид - 21,5%.»

Как в западных странах получают такую пугающую статистику, я уже писал. В Швеции НЕ проводится тестирование на коронавирус даже у групп риска. Это совершенно бессмысленно в ситуации, когда ставка делается на приобретение коллективного иммунитета. НЕ тестируются на коронавирус лица, имеющие симптомы ОРВИ. Это тоже бессмысленно, поскольку лечить надо осложнение (ту же пневмонию), а не вирусный агент, ее вызвавший. То есть фактически исследования на COVID проводятся только в отношении группы тяжело больных пациентов, имеющих несколько хроней. Чем меньше тестов – тем выше на бумаге смертность от коронавируса. Если тестировать только трупы, она вообще будет равна 100%.

Единственная страна, в которой решили провести тотальное тестирование на корону – Исландия. Поэтому там максимальная выявляемость бессмптомных носителей инфекции. И летальность сразу опустилась до тысячных долей процента. Та же ситуация в Италии. Помните, как в марте все мировые медиа колбасило в истерике по поводу моргов, где трупы умерших лежат штабелями, о 3-6-кратном всплеске смертности по отдельным муниципалитетам. А потом как по щелчку про Италию забыли. Потому, что опубликованная отчетность смертности за март оказалась на том же уровне, что в прошлые годы. Небольшая сверхсмертность в возрастной категории 65+ объясняется стрессом, в который стариков погрузил общенациональный психоз и перегрузка системы здравоохранения, из-за чего больницы стали самым опасным очагом распространения инфекций, в т.ч. ОРВИ (в Италии нет специализированных инфекционных больниц, как класса).

Италия показала, что карантин, убивающий экономику и угнетающий психику людей, абсолютно бесполезен в борьбе с распространением такой инфекцией, как COVID-19 из-за ее специфики: 70-80% инфицированных не имеют клинически выраженных форм заболевания, то есть инфекция протекает бессимптомно. Поэтому носителя и распространителя вируса невозможно выявить и изолировать. Вкупе с длительным инкубационным периодом и довольно высокой вирулентностью вирус воздушно-капельным путем распространяется там, где есть люди. Даже если все зароются в персональном бункере и отсидят там две недели, по прекращению карантина распространение инфекции вновь продолжится со скоростью лесного пожара, стоит только в популяции появиться одному носителю.

Пресловутый «выход на плато», то есть угасание эпидемии происходит исключительно по причине выработки коллективного иммунитета. Вот вам неопровержимое доказательство того: в Италии считается, что главный очаг COVID-19 локализован в провинции Бергамо. Население – 1,1 млн человек. Выявлено зараженных на начало июня – 13,6 тыс, то есть 1,2% населения. А вот когда власти начали массированную кампанию по тестированию на антитела, внезапно выяснилось, что они есть у 57% процентов. На самом деле их больше, принимая во внимание то, что тесты имеют определенную погрешность и «не замечают» антитела в ряде случаев (предположительно таких 3-10%). То есть несмотря на жесточайший карантин примерно две трети населения перенесли инфекцию, даже не заметив этого.

Считается, что, когда переболеет 70-75% популяции, вырабатывается тот самый коллективный иммунитет, который не дает вирусу распространяться и пандемия угасает. Собственно, именно это мы и наблюдаем в Италии. И не будь дебильной паники и карантина, который лишь замедляет скорость распространения вируса, можно было бы избежать и избыточных смертей, и экономических потерь.

В этом смысле решение свернуть карантинные мероприятия в Москве, провести парады и голосования, когда пик пандемии еще не пройден, вполне разумное. «самоизоляция» себя не оправдала от слова «никак». По крайней мере мы получим наглядное подтверждение тому, что жесткий карантин и антивирусный психоз при эпидемии ОРВИ убивает больше, чем сама ОРВИ. В апреле и мае в столице зафиксирована сверхсмертность 20% и 60% соответственно. Это не жертвы COVID-19, а жертвы беспощадной и бессмысленной борьбы с ним. Это так же очевидно, как и то, что число жертв терактов в мире на 2 порядка меньше, чем число жертв «борьбы с терроризмом». https://kungurov.livejournal.com/269458.html

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic