neov_levashov

Category:

Как СССР пропустил войну. 21 июня

Дневник Геббельса, тосты Сталина, доклады о положении дел в Красной армии и рассекреченные документы НКВД. К статье Путина в National Interest.Читаю книгу рассекреченных документов НКВД. Глава о голоде зимой 1940 года (что мы о нем знаем, что слышали?) — докладные записки разного рода начальников, протоколы, стенограммы совещаний. Здесь нехватка хлеба, здесь забастовки, здесь женщины у магазина избили первого секретаря обкома, здесь очереди на полтора километра. И вот письмо Цанавы (нарком внутренних дел Белоруссии, один из участников убийства Михоэлса, его самого потом тоже расстреляют, в 1953-м) Лаврентию Павловичу Берии, ничем на общем фоне не замечательное. Сухо, «по-чекистски», без эмоций. И вот пишет Цанава, что в Брестской области участились случаи, когда крестьяне нелегально переходят границу, закупают там продовольствие, а уже здесь спекулируют им почем зря. И докладывает о принимаемых мерах.

Сначала глаз ни на чем не задержался. А потом.

Это же январь 1940-го, это же Брестская область! Лишь три месяца назад и здесь, и по ту сторону границы была Польша. А в сентябре западную ее часть оккупировал Гитлер, восточная же в результате освободительного похода Красной армии воссоединилась с братской семьей советских народов. И вот результат, практически немедленный. Никому, надеюсь, в голову не придет как-то идеализировать режим, установленный в Польше немцами

но что же надо было ЗДЕСЬ натворить, чтобы ТУДА за продуктами побежали?!

Зато в Бресте сразу после воссоединения первым делом были возведены огромные памятники Сталину и Ленину, через полтора года поразившие оккупантов.

Когда Гудериан был здесь 1 раз (и вместе с генералом Кривошеиным совместный парад принимал), этих памятников не было.

«Если Германия попадет в тяжелое положение»

К 1940 г. сухопутные войска лишились 48773 человек, Военно-Воздушные силы — 5616 человек и Военно-Морской флот — свыше 3 тысяч человек командного состава. Репрессиям подверглась основная часть руководящего состава центральных управлений Наркомата обороны и военных округов, а также 27 командиров корпусов, 96 командиров дивизий, 184 командиров полка, 11 командующих ВВС округов и флотов, 12 командиров авиационных дивизий, 4 командующих флотами.

Все ли они были бы так уж бесполезны, когда «все началось»?

С 1938 по 1940 год сменились все командующие войсками военных округов, на 90% были обновлены их заместители, помощники, начальники штабов, начальники родов войск и служб, на 80% — руководящий состав корпусных управлений и дивизий. В большинстве военных округов до половины офицеров имели командный стаж от 6 месяцев до года, а около 40% командиров среднего звена составляли командиры запаса с недостаточной военной подготовкой.

За неделю до гитлеровского вторжения нарком госбезопасности Меркулов подал Сталину, Молотову и Берии «Записку», составленную на основании «беседы с берлинским источником и полученную агентурным путем».  https://storm100.livejournal.com/7998613.html

ИСТОРИЧЕСКИЙ ДОКУМЕНТ

Записка наркома госбезопасности СССР — Сталину, Молотову и Берии

«Основная беда СССР с военной точки зрения, — говорилось в «Записке», — заключается в полном отсутствии способных офицеров. Мировая история, пожалуй, не знает другого примера такого негодного руководства военными операциями, какой имел место, например, во время войны Советского Союза с Финляндией. И если все же Советский Союз победил наконец, то в этом нет военной заслуги. Просто бросали так много стали на каждый квадратный километр, что сломали все, в то время как противнику в конце войны нечем было стрелять. С Германией такой маневр неприменим, там хватит чем ответить».

А наплевать! Сами с усами! Это как с маленьким еще сыном я в шахматы играл и выиграл, конечно. Сын: повезло тебе, я на четыре хода не успел, все уже придумал, но не успел. А ты мне мат поставил.

Вот и Сталин «все придумал». Танков наклепал — ужас. Самолетов тех же… С горючим для них было, правда, похуже, не всем хватало, с аэродромами, с летчиками, с танкистами подготовленными, с теми, кто ими всеми командует. Кстати, судя по «Акту» передачи дел от наркома Ворошилова наркому Тимошенко, хуже всего дело у нас обстояло как раз с пехотой. Но это все ерунда на постном масле, не боги горшки обжигают, научатся, если жить захотят.

И еще одно важное обстоятельство.

У двух стран в Европе было колоссальное преимущество перед всеми остальными: они, не прерываясь ни на секунду, готовились к неминуемой войне. Это СССР и Германия. Все было подчинено только этому, под нескончаемый крик о мире, к которому изо всех сил обе державы стремились. И тем не менее. «Но мы еще дойдем до Ганга, / Но мы еще умрем в боях. / Чтоб от Японии до Англии / Сияла Родина моя», — автор «Бригантины», романтичнейший Павел Коган, выражал в рифму всеобщее настроение, и в голову никому не приходило подумать, что такое ты говоришь-пишешь. Потому что «от Японии до Англии» все только и ждут, когда к ним пожалует красноармеец с полным мешком всечеловеческого счастья. И ничему идеологов не научил польский поход Тухачевского 20-го года («Даешь Варшаву! Даешь Берлин!»), закончившийся катастрофой, не успевший «на четыре хода», хотя «все придумано» — уже было.

Тухачевского, как известно, расстреляли еще до Великой Отечественной. Павел Коган геройски погиб на «Малой земле», под Новороссийском.

У Гитлера было поскромнее, мировой революцией он не заморачивался, он был реалист: сначала — «Германия превыше всего!» на тысячу ближайших лет. А все остальные — соседи и не соседи — значения не имеют, пренебрежимо малые величины.

За что и пострадал.

Как же мы готовились к неминуемой, как нам говорят, войне. И почему, кстати, неминуемой? Начиналось-то как хорошо!

ИСТОРИЧЕСКИЙ ДОКУМЕНТ

Из немецкой записи бесед Риббентропа со Сталиным и Молотовым 29 сентября 1939 г.

«Как продолжал г-н министр, он очень был рад услышать от немецких военных, что установленная обеими сторонами военная программа (в Польше. — П. Г.) была осуществлена в духе доброго и дружественного взаимодействия. Для немецкого военного руководства было нелегко оторвать действующие войска от противника и заставить их двигаться в обратном направлении. В районе действия 8-й немецкой армии это привело к тому, что поляки даже вообразили, что они обратили немецкие войска в бегство. Несмотря на все эти трудности и если не считать незначительные недоразумения, дело обошлось быстро и беспрепятственно».

Никаких «значительных недоразумений» то есть не возникло, когда победоносные немецкие войска уступали занятые ими районы победоносным советским. Как заранее между собой и договаривались.

И Сталин отвечал хорошо:

«Г-н Сталин сказал, что г-н министр в осторожной форме намекнул, что под сотрудничеством Германия не подразумевает некую военную помощь и не намерена втягивать Советский Союз в войну. Это очень тактично и хорошо сказано. Факт, что Германия в настоящее время не нуждается в чужой помощи и, возможно, в будущем в чужой помощи нуждаться не будет.

Однако если, вопреки ожиданиям, Германия попадет в тяжелое положение, то она может быть уверена, что советский народ придет Германии на помощь и не допустит, чтобы Германию задушили.

Советский Союз заинтересован в сильной Германии и не допустит, чтобы Германию повергли на землю...

Что же касается отношения Советского правительства к английскому комплексу вопросов, то он (Сталин. — П. Г.) хотел бы заметить, что Советское правительство никогда не имело симпатий к Англии. Необходимо лишь заглянуть в труды Ленина и его учеников, чтобы понять, что большевики всегда больше всего ругали и ненавидели Англию, притом еще в те времена, когда о сотрудничестве с Германией и речи не было».

И в тот же день, на ужине в Кремле:

«Ужин был дан в соседних залах Кремлевского дворца и происходил в очень непринужденной и дружественной атмосфере, которая особенно улучшилась после того, как хозяева в ходе ужина провозгласили многочисленные, в том числе весьма забавные, тосты в честь каждого из присутствовавших гостей.

Первый тост был адресован г-ну министру (Риббентропу, то есть. — П. Г.). В нем содержалось приветствие «приносящему удачу» гостю, и он был завершен провозглашением «ура!» в честь Германии, ее фюрера и его министра».

Зато, как сказано, Сталин с Гитлером за руку никогда не здоровался и даже не виделся. А с Англией (несмотря на отсутствие к ней симпатий) плечом к плечу воевал потом против гитлеровской Германии, которую «не допустит, чтобы повергли на землю».

А что думает доктор Геббельс?

Йозеф Пауль Геббельс непредусмотрительно оказал человечеству целый ряд услуг, от многого предостерег, о многом предупредил. Обуреваемый невероятным самомнением, помноженным на чудовищные комплексы, он десятилетиями вел (писал собственноручно, а потом диктовал) подробнейший дневник, и дневник этот, к счастью, сохранился. Самовлюбленный графоман при власти, гитлеровский министр пропаганды, фиксировал все свои поступки, все посетившие его мысли — неталантливо, многословно, велеречиво, утомительно повторяясь. Почти все сохранилось, в современной Германии издано полным многотомником, у нас — избранные тома. Очень поучительно.

Жаль, кстати сказать, что подобных документов не оставил за собой ни один советский вождь сравнимого с Геббельсом ранга. Что причиной? Элементарной грамотности не хватило?

Или, наоборот, хватило мудрости, чтобы понять: любая написанная им строка может в любую минуту оказаться в числе «неопровержимых доказательств» в чекистском «деле»? Или истории стеснялись?

«Первые люди» Третьего рейха были в этом отношении куда смелее, бесшабашнее или, в отличие от советских коллег, даже не могли предположить, чем рискуют. Риббентроп, Розенберг, Шпеер.

Но я о дневниках Геббельса.

Продравшись через бурлящий поток, тем не менее современный читатель сможет выловить отдельные поразительные строки, порой даже абзацы, не просто дающие представление об интеллектуальной мощи автора и дикой картине мира, сложившейся в его сознании, но и наглядно демонстрирующие, от чего, оказывается, зависит жизнь человека, как осуществляется руководство огромной страной при тоталитаризме, что движет ее фюрерами, большими и маленькими.

ИСТОРИЧЕСКИЙ ДОКУМЕНТ

Из дневников Йозефа Геббельса накануне нападения на СССР

23 декабря 1940. Суждения о войнах — это удел истории. А народ не должен даже и догадываться, что были допущены ошибки. Иначе он утратит веру в наше дело и в конце концов не пойдет ради него на смерть.

27 декабря 1940, пятница. Нет ни телеграмм, ни телефонных звонков. Как это славно! И страстное желание мира, о котором мы будем не просто мечтать, а будем за него бороться. Это будет наиболее надежно.

7 января 1941. Рузвельт направил в Сенат наглое послание, направленное против нас, изобилующее ложью и искажениями фактов. Мы в качестве агрессоров. Дальнейшая помощь Англии. Ну она все равно будет сокрушена. Эта демократическая свинья пойдет на все, чтобы угодить еврейству. Но цели ему так и не добиться.

7 апреля. Крупная операция произойдет позднее: против Р. Она тщательно скрывается, лишь немногие посвящены в суть дела... Пусть предполагают любые варианты, но только не восточный.

Готовится отвлекающая операция в направлении Англии. А затем молниеносно обратно, и вперед. Украина — неплохая житница. Укрепившись там, мы продержимся долго. Проблемы Балкан и Востока тем самым будут окончательно разрешены.

Психологически подобное предприятие сулит кое-какие трудности. Параллели с Наполеоном и т.д. Но благодаря антибольшевизму мы все это легко преодолеем. А проблемы прибалтийских государств и Финляндии также прояснятся. Потом русских крестьян в качестве объекта пропаганды. Там мы развернемся вовсю. Главное начать. Нам предстоят великие победы. Надо лишь соблюдать спокойствие и выдержку. И все подготовить самым тщательнейшим образом.

5 мая 1941. Все воскресенье проходит под знаком речи фюрера. О ней объявлено в 7 утра, и весь мир ждет, затаив дыхание. Мы своевременно позаботились о переводе, чтобы сразу транслировать ее во все страны…

Рейхстаг: великий день. Фюрер выступает. Полный отчет о военной кампании на Юго-Востоке, о его гениальных планах и их осуществлении. Величайшая похвала в адрес вермахта. Ожесточенные выпады в адрес Черчилля и его дилетантизма. О США ни слова. О Москве ни единого упоминания.

12 мая 1941. Английская и русская кинохроника, которую мы конфисковали в Белграде. Вообще никакой конкуренции с нашей. Невероятно скверно и абсолютный дилетантизм. Я испытал настоящее чувство гордости за нашу работу в этой области. Во всяком случае, русских нам нечего бояться, как в военной области, так и в сфере пропаганды.

27 мая 1941. Хиплер показал мне фильм об американской культурной жизни: ужасно! Это не страна, а какая-то пустыня цивилизации. И они намерены нести нам культуру. Хорошо, что они не в силах сделать это. А вообще наше величайшее деяние в области культуры состоит в том, чтобы победить демократию.

29 мая 1941. Сводка из Эстонии: там беспредел большевиков. Нас там встретят как полубогов!

30 мая 1941. Долго читал. За окном слышится монотонный шум теплого дождя. В комнате тихо и одиноко. Как же трудна жизнь!

31 мая 1941. Сводка из Латвии: отголоски русского ада. Они просто взывают: «Гитлер, приди!» Это будет истинное возрождение. И невиданное крушение большевизма.

1 июня 1941. Москва внезапно заговорила о новой этике большевизма, суть которой в защите Отечества. Это что-то совершенно новое. Но тем не менее это подтверждает, что большевики находятся в крайне затруднительном положении. Иначе они не прибегли бы к подобной фальшивой тональности.

6 июня 1941. Сводка из Москвы: бессильная покорность судьбе, отчасти попытка наладить с нами отношения, но частично уже заметные военные приготовления. Но в возможность серьезного сопротивления, собственно говоря, уже никто не верит.

11 июня 1941. Документальный фильм из Китая. Повсюду война, война! Когда же истерзанное человечество наконец обретет покой?

16 июня 1941. Во второй половине дня фюрер вызвал меня в Рейхсканцелярию. Мне пришлось пройти через заднюю дверь, чтобы не привлекать внимание. Вильгельмштрассе постоянно находится под пристальным вниманием иностранных журналистов.

Фюрер подробно изложил мне обстановку: наступление на Россию начнется сразу же, как только мы завершим развертывание войск. Для этого нам понадобится примерно одна неделя.

Это будет грандиозное наступление доселе невиданного масштаба. Пожалуй, более грандиозного история еще не знала. Случившееся с Наполеоном не повторится с нами.

Концентрация русских именно на границе предельно велика, и это вообще самое лучшее, что только может произойти. Будь они рассредоточены в глубину страны, тогда они представляли бы большую опасность. Прорыв будет осуществляться по нескольким направлениям. Они будут сметены. Фюрер рассчитывает завершить кампанию за 4 месяца, я полагаю раньше. Нам предстоит триумфальное шествие, не имеющее себе равных.

Сотрудничеством с Россией, собственно говоря, мы замарали наш кодекс чести. Теперь мы очистимся от этого. Я сказал об этом фюреру, и он был полностью со мной согласен.

Фюрер сказал: правы мы или нет, но мы обязаны победить. Это оправдано и с моральных позиций, и с точки зрения необходимости. А когда мы победим, кто будет спрашивать о том, каким образом мы этого добились.

Теперь нашим солдатам представится возможность лично познакомиться с отечеством рабочих и крестьян. Все они вернутся ярыми противниками большевизма. Европа будет избавлена от этой чумы.

Проезжаю по парку через задний портал и затем на большой скорости — по городу, мимо беспечно идущих под дождем людей. Счастливые люди, ничего не знающие о наших заботах и живущие лишь одним днем. Мы работаем и боремся ради них, принимая на себя весь риск.

20 июня 1941 г. Молотов высказал желание приехать в Берлин, но получил резкий отказ. Он еще наивно рассчитывал на что-то. Раньше надо было». https://storm100.livejournal.com/7998613.html

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic