neov_levashov

Categories:

«КОЛИЧЕСТВО РЕАЛЬНЫХ «КОВИДНЫХ» БОЛЬНЫХ ПРЕВЫШЕНО РАЗ В 20–30,

 А ПОТРЕБНОСТЬ В КОЕЧНОМ ФОНДЕ — РАЗ В 70». «Больше 70 % опасаются вакцины потому, что не верят в нее, и правильно делают» И.А. Гундаров о причинах 2 волны COVID-19...Тот же Собянин, к примеру, выступает невольным пособником психотерроризма и экстремизма. И опровергнуть подобное невозможно, потому что он, на самом деле, распространяет фейковую новость, имеющую очень негативное влияние на бизнес. А это уже, получается, диверсионная деятельность. «COVID-психоз в здравоохранении ведет к ситуации коллапса в нем. Нужно срочно восстанавливать здравый смысл у людей, а сделать это может только точная, правдивая информация»

И вот так академично преподнесенный материал выступает сильнейшим терапевтическим средством влияния на самые разные уровни власти.

«КОЛИЧЕСТВО РЕАЛЬНЫХ «КОВИДНЫХ» БОЛЬНЫХ ПРЕВЫШЕНО РАЗ В 20–30, А ПОТРЕБНОСТЬ В КОЕЧНОМ ФОНДЕ — РАЗ В 70»
— Стоит ли вообще доверять мировой медицинской статистике, хотя бы в силу различных подходов к ее составлению? И что не так с российской статистикой, которой уже не верят граждане: одни считают, что занижена смертность, другие — что вся заболеваемость раздута?

Не следовало бы скорректировать статистику и в какую сторону? Какую примерно динамику мы бы тогда увидели?

— Очень важный вопрос и теоретически, и практически. Я сейчас дам вам показатель, на который нужно ориентироваться. Его теперь засыпали самыми разными цифрами — число заразившихся, госпитализированных, контактировавших, и в этом хаосе разобраться невозможно.

Так вот, необходимо взять всего один показатель, который имеет большое и важное значение по сравнению со всеми остальными.

Этот показатель — жизнь, а с другой стороны — смерть. Вас должна интересовать смертность. От чего, от коронавируса? Нет, от него не умирают.

COVID-19 вызывает пневмонию, от которой в каких-то конкретных случаях наступает смерть. Надо смотреть смертность от пневмонии вообще, поскольку только этот показатель определяет степень опасности.

И давайте посмотрим, насколько опасно то, что сейчас происходит. По цифрам получается, что среди всех пневмоний на долю коронавируса приходится 1 процент. Выходит, что среди всех пневмоний, по которым нужно направлять в стационары, для которых нужна скорая помощь, «ковидных» всего 1 процент! Вот я сейчас говорю, а вы наверняка не верите, что весь этот шум, паника, а там COVID-19 всего 1 процент.

Подобное говорит о том, что общество находится под воздействием грандиозной лжи, а в таком состоянии человек совершенно невосприимчив к логике. И когда грандиозный лжец вдруг обращается к народу и говорит: «Этого ничего нет, я пошутил», — люди уже ему не верят, полагая, что он испугался и дает задний ход.

Получается, что ложь — это правда, а правда — ложь. И я вам сейчас сообщаю истину, что «ковидных» пневмоний всего 1 процент, а все остальные не «ковидные». Настоящих коронавирусных пневмоний не хватит, чтобы и одну десятую часть коек в стационарах закрыть, а нам сейчас сообщают, что лимит койко-мест в лечебных учреждениях большинства регионов почти исчерпан.

Следующий шаг: а среди всех смертей пневмоний сколько? Среди всех смертей летальные исходы именно от пневмоний также всего 1 процент составляют. Вы можете себе представить, что среди всех пневмоний «ковидных» 1 процент, а самих пневмоний среди всех смертей тоже 1 процент.

И третья цифра: среди людей трудоспособного возраста ежегодная смертность составляет полпроцента. Вот теперь сами рассчитайте, какова опасность для человека трудоспособного возраста умереть от COVID-19 ежегодно. Эти цифры нужно сейчас тиражировать по всем СМИ.

Уважаемые друзья, уважаемые бизнесмены, знайте, что вероятность заболеть и умереть от коронавируса для человека трудоспособного возраста составляет пять тысячных процента! И вот вы мне скажите исходя из этих цифр, какова нужда во всех тех полубезумных мерах, которые сейчас принимаются? Это значит, что даже не из мухи, а из блохи сделали слона.

— Вот один из самых спорных моментов, который я проиллюстрирую примером. Из-за роста нагрузки минздрав Челябинской области рекомендовал скорой не выезжать на вызовы к пациентам с отравлением пищей, тахикардией, тремором, болями в животе, рвотой и рядом других симптомов. К ним отправят дежурного или участкового врача.

Чиновники обосновали это тем, что отравления или боли в животе не несут угрозы жизни. Но ведь боль в животе может быть вызвана аппендицитом, а то и перитонитом, а отравление грибами или ядами может привести к смерти человека. Как, по-вашему, стоило бы организовать работу неотложки и других служб?

— Возвращаясь к опыту советских лет, как было в ту пору? Существовали скорая помощь, неотложная помощь и участковый терапевт. Обычный терапевт, вы позвонили, он к вам придет, но вечером. Неотложная помощь прибудет быстро. Что-то, безусловно, должна обслуживать скорая помощь.

Должна быть такая трехуровневая степень ургентности, что ли. Можно через 20 минут приехать, через час – полтора или в течение дня.

«Познер, цивилизованный человек, воспитанный на Западе и интеллектуально мощный, с экрана телевизора заявляет, дескать, люди, которые не носят маски, должны помещаться в вольеры»
«Познер, цивилизованный человек, воспитанный на Западе, и интеллектуально мощный, с экрана телевизора заявляет, дескать, люди, которые не носят маски, должны помещаться в вольеры»

— Есть опасность того, что подобный опыт будет взят на вооружение в других регионах? Ведь в качестве довода говорится, что машин скорой не хватает на «ковидных» больных.

— Руководство, в том числе системы здравоохранения, находится под воздействием этого шизоидного психоза, а те, кто не находится и в состоянии трезво оценивать ситуацию, не может ничего сделать, поскольку в случае каких-либо телодвижений против мейнстрима немедленно последует увольнение, да еще, возможно, и с тяжелой формулировкой.

Поэтому, конечно, карет не хватает, поскольку количество реальных «ковидных» больных превышено раз в 20–30, а потребность в коечном фонде под коронавирус превышена раз в 70!

В итоге скорая помощь по-пустому мотается, а тех, кого забирает, госпитализировать некуда. Я знаю случаи, когда машина скорой ездит по всей Москве и госпитализировать [больного] некуда, мест нет. Приходится госпитализировать в Подмосковье.

А кем забиты койки? Больными, львиной доли которых не нужна госпитализация. COVID-психоз в здравоохранении ведет к ситуации коллапса в нем. Нужно срочно восстанавливать здравый смысл у людей, а сделать это может только точная, правдивая информация.

— На этом фоне постепенно начинают озвучиваться самые разные немедицинские меры, в том числе неоднозначные. С любопытным предложением выступил известный политтехнолог, президент национальной лиги специалистов по связям бизнеса и государства Марат Баширов.

По его мнению, избежать тотального карантина (к которому, возможно, снова все идет) можно путем всеобщей маркировки граждан. «Сдал ПЦР-тест и он отрицательный — зеленая, ничего не сдавал, но чувствуешь себя здоровым — красная, переболел COVID-19 — белая, ты в зоне риска, но надо перемещаться по городу — оранжевая, работник контроля от силовиков и до минздрава — белая, но с номером.

Это психологический барьер, который надо нам всем перейти», — написал Баширов. Как бы вы оценили это предложение? Может быть, и впрямь нужна некая дифференциация граждан относительно COVID-19 — не цветовая, так другая?

— Тогда надо маркировать всех и по другим направлениям. Имеешь избыточный вес — будь добр надеть соответствующий знак, чтобы все знали, что ты жирный. Дальше, я курильщик и так далее, ну это же маразм.

Люди больны, что я совершенно профессионально вам заявляю. Познер, цивилизованный человек, воспитанный на Западе, и интеллектуально мощный, с экрана телевизора заявляет, дескать, люди, которые не носят маски, должны помещаться в вольеры.

А что потом? А затем мы же станем убегать из вольеров, значит, куда дальше — в клетки! А потом что? Тех, кто сумеет освободиться и из клетки, как в средневековье, сжигать на кострах? Показательная экзекуция COVID-диссидентов.

Недавно один политолог заявил, что, если это так опасно, нужно вплоть до расстрела все ужесточить. И мы к подобному придем, если здравый смысл не восторжествует.

— При этом нам опять говорят о плато, на которое мы вот-вот выйдем. В прошлом интервью вы сказали, что «никакого плато нет, смертность достигает пика и затем почти сразу идет вниз». Когда она достигнет пика в этот раз и когда начнется спад смертей и всей этой паники?

— Опять плато. Действительно, сверху говорят, и люди верят, что все это продлится 14 месяцев, а то и четыре года. Откройте картинки по всем странам и увидите, нет никаких плато. У 95 процентов стран идут подъем, вершина и спад. Примерно месяц на подъем, месяц — на спад.

«Больше 70 процентов опасаются вакцины потому, что не верят в нее, и правильно делают»
https://www.business-gazeta.ru/article/485288

https://ss69100.livejournal.com/5327693.html



«НАШИ ЛЮДИ, ВИДЯ ВЕСЬ ЭТОТ МАРАЗМ, СОВЕРШЕННО ПРАВИЛЬНО НЕ ХОТЯТ ВАКЦИНИРОВАТЬСЯ»
— Как показывает опрос, проведенный партией «Единая Россия», более 70 процентов россиян по-прежнему не готовы делать прививку от коронавируса. По данным, которые приводит РИА «Новости», 73 процента респондентов заявили, что не готовы к вакцинации.

В то же время опасаются заразиться COVID-19 или заражения своих близких 74 процента граждан, рассказал гендиректор ВЦИОМа Валерий Федоров.

Параллельно новости сообщают о двух как минимум российских вакцинах (от центра имени Гамалеи и «Вектора») от инфекции, за которыми вроде бы даже выстроилась очередь из представителей других государств. Парадоксальная ситуация.

— Это не парадоксальная ситуация. Люди правильно боятся. Мы все обращаем внимание на волны, говорим о них, подразумевая, что если волна упадет до нуля, то не будет ни заболеваемости, ни смертности.

Это все напоминает ситуацию, когда корабль идет по поверхности воды и поднимается шторм, а мы считаем, какой он силы — три балла, пять баллов, — волны поднимаются, но под ними огромные толщи воды, которые мы не видим. Мы уделяем внимание только волнам.

А когда прорисовали графики всей смертности, то поняли, что волны в общем контексте смертности занимают 20–25 процентов. Внизу же идет сплошная заболеваемость и смертность от тех же ОРЗ. Каждый месяц, и летом в том числе.

Летом ОРЗ бывает? Да. Грипп летом случается? Да. При этом две трети гриппа приходится на межволновый базовый уровень. Мы сформировали базово-волновую теорию острых респираторных заболеваний.

Больше 70 процентов опасаются вакцины потому, что не верят в нее, и правильно. Ведь мы опять же это [делаем] из политических интересов.

Есть два крутых мужика, Трамп и Путин, кто первый — и здесь не должно было появиться никакой двусмысленности. Путин вырвался вперед, мы первыми зарегистрировали вакцину и даже назвали ее «Спутник» по ассоциации с победой Советского Союза в космосе, спутник запустили, чтобы случилась прямая ассоциация — мы тогда были первыми и сейчас тоже. Но мы не соблюли элементарных требований, ведь, чтобы запустить препарат или вакцину, нужно пройти три этапа оценки.

На первом этапе необходимо посмотреть, какова доза летальности, при каком количестве препарата человек может умереть, чтобы дозу не завысить. Этот этап проводится на животных, смотрят, при какой дозе оно умирает.

На втором этапе на большом контингенте людей нужно изучить побочные эффекты и осложнения. А у нас побочные осложнения исследовали на 38 пациентах, у которых получилось 140 нежелательных явлений. Это полная безграмотность центра имени Гамалеи, полная безграмотность наших руководителей!

После второго этапа была дана команда разрешить регистрацию, и ее стали применять. Нужно было не 38 пациентов, а тысяч десять в одной группе, тысяч десять в группе контроля и наблюдать не менее чем полгода-год.

Потому над тем, что и как мы сейчас делаем, на Западе смеются. И наши люди, видя весь этот шум, спешку, маразм, совершенно правильно не хотят вакцинироваться, в чем я их полностью поддерживаю. Все-таки мудрость человеческая берет верх над диктатом неадекватности, и будет конституционным преступлением какое-либо принуждение людей к вакцинированию.

— То есть третьего этапа вообще не проводилось?

— Дайте мне прочитать стандарты оценки данных этапов. Протоколов же нет. О первых двух я уже сказал выше. Третий — это оценка эффективности, какова она в отношении снижения заболеваемости и смертности. Только после полноценного прохождения всех трех этапов дается разрешение на массовое вакцинирование, которое у нас сейчас проходит. А я, честно говоря, не знаю, у нас даже первый этап полноценно был проведен или нет. И поэтому Чучалин ушел.

«Если кто-то заболел, оставайтесь дома, не совершайте трудовых подвигов, не ходите в нездоровом состоянии на работу»
«Если кто-то заболел, оставайтесь дома, не совершайте трудовых подвигов, не ходите в нездоровом состоянии на работу»

— Именно поэтому ни у американцев, ни в Европе ничего подобного пока нет — они продолжают тесты?

— Да. У них вакцины есть. Четыре или пять крупных центров сейчас их обкатывает на контингенте, я смотрел: 10 тысяч человек, 100 тысяч человек — они у них под контролем в течение года. Эти фирмы практически все частные, но если ты не соблюдаешь всех положенных процедур, то этический комитет не разрешает пускать вакцину в широкое применение.

— Ну и в заключение, как специалист в области эпидемиологии что бы вы посоветовали согражданам? Что делать, как себя вести?

— Вести себя, как в прошлом году, как в позапрошлом, знать, что есть заболеваемость, что она очень редкая, смертность от нее небольшая, но есть.

Поэтому нужно быть аккуратным, не переохлаждаться, особенно в такие точки, когда начинается рост заболеваемости и смертности. Чтобы не было сквозняков.

Если кто-то заболел, оставайтесь дома, не совершайте трудовых подвигов, не ходите в нездоровом состоянии на работу. Изолируйте больного в отдельную комнату, наденьте масочку на него. Обязательно проветривайте помещение.

Если температура до 39 градусов, ничего ее сбивающего принимать не нужно, потому что температура позволяет организму справиться с болезнью.

Если температура выше 39 градусов, можно выпить жаропонижающее. Обильное питье, чай с лимоном, витамины, они также активизируют иммунитет.

Очень, очень важно не паниковать, потому что от паники крайне сильно снижается иммунитет. Даже если вы заболели, ну и что?

Если пневмония и появилась — вызвать врача. Абсолютное большинство пневмоний лечится дома. Не соглашайтесь, чтобы вас при малейших симптомах немедленно «по скорой» госпитализировали в «ковидные» боксы, потому что вас загонят в ужасные условия.

— А коллегам-медикам что скажете?

— Чтобы они прочитали вот это и прошлые наши интервью в вашем издании, ну и другие мои публикации. Ознакомились с другими авторами, такими как академик Филатов, академик Зверев, академик Чучалин, академик Никифоров — он клиницист и говорит: «Да ничего необычного нет».

Чтобы врачи знали: не надо ходить в этих противочумных костюмах. Говорят, что за последние полгода смертность среди медиков унесла чуть ли не 500 человек. А комиссии для разбора всех обстоятельств такой смертности не создано.

Почему не создали комиссию? Ведь подобного ажиотажа с этими костюмами никогда не случалось. Я сам бегал участковым, и мы даже масок не надевали, и не появлялось среди нас такой смертности.

В 2015 году смертность от свиного гриппа была раза в 1,5 выше, чем сейчас, но врачи не умирали. Тогда в чем причина, что выкашивает докторов?

Обращаюсь к коллегам: дорогие мои, те условия, в которых вас заставляют работать, невыносимы для организма!

Представьте себе, на бедных медиков надевают эти резиновые противочумные костюмы, где нет вентиляции, нет терморегуляции, они не имеют доступа к кислороду в полной мере, все это вызывает избыточную потливость и обезвоживание. Они работают в таких невыносимых условиях по 8–14 часов. Мочатся в памперс, поскольку раздеваться нельзя.

Плюс, на них нагоняют страх, «красная зона», и в таком состоянии люди работают. Подобные колоссальнейшие физические и моральные нагрузки в буквальном смысле выжигают жизненные силы организма.

Я обращаюсь к профсоюзам медработников с призывом срочно заняться изучением условий, которые приводят к смерти. У металлургов и кочегаров и то легче условия труда.

Коллеги, требуйте разъяснения, насколько обоснованы эти противочумные костюмы и та диагностика, которая заполонила, забила все стационары. Ведь отсюда отказ в госпитализации другим больным — кардиологическим, неврологическим, пульмонологическим и так далее.

Вы знаете, что общая смертность сейчас взлетела чуть ли не в 1,5 раза. Отчего? Оттого, что нагнали панику и врачи не оказывают помощь обычным больным. Их заставляют отказывать в приеме.

— Предпринимателям и вообще работодателям что посоветуете?

— О предпринимателях и работодателях я уже сказал: на полном серьезе срочно обратиться в РСПП и пригласить туда специалистов: врачей, профессоров, чтобы они пришли и рассказали настоящую картину.

— Ну а чиновникам, принимающим решения на местах?

— Будьте реалистами! Эпидемические пороги у нас не превышены, что вы творите?! Вы в состоянии психоза, но, извините, за это потом можно сесть в тюрьму. Вы забили койки в стационарах непрофильными больными! Вы создаете кризис, и вы же его еще больше усугубляете собственной реакцией на созданный своими руками экстрим.
https://www.business-gazeta.ru/article/485288
https://ss69100.livejournal.com/5327693.html

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic