neov_levashov

Categories:

Страх перед увольнением сделал россиян покорными

Тотально запуганная Россия. Если человека уволили, ему все равно надо жить, содержать семью, плюс платить за коммуналку и по кредитам. А всех денег у него — на неделю. Остается разве что на коленях ползать перед работодателям: сокращай зарплату, урезай что хочешь, только не увольняй, отец родной...

"Подушка безопасности сдуется через неделю"

Для основной массы россиян потеря работы становится катастрофой. Рассчитывать при таком развитии событий люди могут исключительно на помощь родных и близких. Почти четверть (23%) безработных граждан столкнулись с серьезными финансовыми затруднениями уже через неделю после увольнения, еще 20% - через две недели, 15% - через полтора месяца, свидетельствует данные опроса популярной рекрутинговой платформы. Иначе говоря, личная финансовая «подушка безопасности» большинства граждан, если такая вообще имелась в наличии, обращается в пыль за считанные дни.

У этой ситуации, которую резко обострил коронакризис, несколько взаимосвязанных составляющих, и все они крайне мрачные. Дело не только в пандемии, вынудившей многие малые и средние компании сворачивать деятельность и в массовом порядке сокращать сотрудников. Дело в характере, в самой метафизике отношений между работодателем и работником, сложившихся в России.

С одной стороны, мы имеем абсолютную вседозволенность и безнаказанность, с другой — столь же очевидное тотальное бесправие, неотделимое от бедности. Наемные работники, имеющие денежный запас всего-то на неделю жизни, изо всех сил цепляются за любой заработок, который предлагает работодатель. Он может при этом спокойно сокращать своим сотрудникам зарплаты, лишать их премий, переводить их оклады в тень, лишая надежды на достойное пенсионное обеспечение в будущем. Бесправные работники не будут ни протестовать, ни судиться — лишь бы сохранить хоть какой-то источник дохода...

Да, у нас есть Трудовой кодекс, есть официальные трудовые договора, есть всевозможные нормативные документы. Все это вроде бы должно служить защитой от произвола босса. Однако у каждого предприятия свои внутренние законы, у каждого начальника — тем паче. Сплошь и рядом работодатель выкручивает подчиненному руки, заставляя написать заявление якобы по собственному желанию либо уйти в отпуск за свой счет. Никакого выходного пособия в этом случае не предусмотрено: человеку выплачивают лишь остаток зарплаты и возмещение за неиспользованный отпуск. Если зарплата маленькая (а примерно четверть работников получает в месяц тысяч 20-25), то денег хватает как раз на неделю.

В арсенале у работодателя немало трюков. Например, он может поймать неугодного работника на каком-то нарушении, а затем начать шантажировать: «Поскольку ты прокололся, пиши добровольно заявление, а то уволю по статье, с соответствующей волчьей записью в трудовой книжке. Тебе же хуже будет». Намного тяжелее ситуация в сером секторе, где царит полный правовой беспредел, и куда человек идет исключительно от безысходности, не найдя официальную работу. Подлавливать тут на «нарушениях» - рядовая практика. Скажем, работника могут уволить за незафиксированный в бумагах, но устно оговоренный с работодателем отгул. «Ничего не знаю, мы ни о чем не договаривались, это прогул», - пожмет потом плечами босс.

Конечно, на работодателя можно пожаловаться в трудовую комиссию, в прокуратуру и, наконец, подать в суд. Но, во-первых, шансов против этих «ветряных мельниц» практически нет, во-вторых, человек, которому грозит увольнение, осознает: у него не будет ни сил, ни денег, ни времени на эти разбирательства, которые отнимут последнее здоровье и месяцы жизни. Вот и приходится, во избежание худшего, мириться с моральным прессингом, регулярными штрафами, урезанием зарплаты, и тому подобными вещами. Кстати, по статистике международной юридической компании Baker McKenzie, с 2010 года по сегодняшний день количество выигранных в российских судах дел в пользу работодателей увеличилось на 20%.

Свободных денег у уволенных людей не остается еще по ряду причин. Одна из наиболее очевидных — обремененность кредитами. Согласно разным оценкам, у нас от 40 до 50% семей имеют хотя бы 1 банковский кредит, а около 13 млн россиян — два и более. На фоне коронакризиса уровень закредитованности домохозяйств (отношение среднего объема задолженности к среднему годовому доходу семьи) в среднем по стране в первом квартале текущего года вырос с 23% (год назад) до 28%. Заемщики вынуждены тратить на обслуживание займов большую часть своих доходов, фактически находясь в долговом рабстве у банков и микрофинансовых организаций (каждый месяц от 1,5 до 2 млн россиян «стреляет у МФО небольшие суммы — до 30 тыс рублей — до зарплаты) . А как быть, когда доходы в одночасье иссякают, новых источников не предвидится, а рассчитываться по кредитам надо?

Не стоит забывать и про неотвратимую, как топор палача, отечественную данность — из года в год растущие тарифы на услуги ЖКХ. По итогам 2020 года совокупная задолженность по ним составила около 650 млрд рублей. И речь идет не столько о низкой платежной дисциплине части россиян, сколько о несоответствии финансовых возможностей граждан и тех поборов, которыми их с маниакальным упорством облагает государство.

Вот и получается, если человека уволили, ему все равно надо жить, содержать семью, плюс платить за коммуналку и по кредитам. А всех денег у него — на неделю. Остается разве что на коленях ползать перед работодателям: сокращай зарплату, урезай что хочешь, только не увольняй, отец родной...
https://www.mk.ru/economics/2021/03/15/totalno-zapugannaya-rossiya-strakh-pered-uvolneniem-sdelal-rossiyan-pokornymi.html

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic