neov_levashov

Category:

Закон, запрещающий критику, в иных условиях способен только усилить её в разы.

Гордиев узел решено разрубить 1 махом – от попыток воздействовать на информационное пространство с помощью интернет-троллей власть переходит просто к запрещению всякой критики себя. Закон, запрещающий критику, в иных условиях способен только усилить её в разы. Причём в этом празднике непослушания примут участие не только завзятые оппозиционеры, но и далёкие от политики люди. Схем противостояния может быть множество. Вспомним, как недавно тот же Навальный в ответ на нелепое обвинение активиста Михаила Листова в экстремизме (за картинку из учебника с изображением нацистских флагов) попросил своих читателей перепостить её. Изображение вмиг разлетелось по сотням тысяч аккаунтов, и в итоге суд был вынужден отменить скандальное решение.

Закон об оскорблении «их величеств»: власть занимает позу глухой обороны?! Честно говоря, я полагал, что пресловутый "закон об оскорблении величества", над которым всю неделю потешался Интернет – инициатива мелких единороссовских вельмож. Своеобразная пиар-акция, единственная цель которой (как и большинства выходок наших законотворцев) – шум в СМИ и повышение рейтинга цитируемости себя любимых. На это указывало всё – и то, что на будущем законе не было подписей глав обеих палат (эти подписи – всегда признак высочайшей воли), и то, что открытая критика его звучала в том числе и в прокремлёвских СМИ.

Но после слов Путина, что "ответственность за поругание флага и других госсимволов есть почти во всех странах, надо с уважением относиться к своей стране" – стало ясно: инициатива если и не исходила от него лично, то так или иначе им одобряется. И еще президент добавил: "Надо приводить законодательство к единому знаменателю. Если есть ответственность вне Интернета – за аналогичные нарушения в Сети она тоже должна быть".

И пусть вас не обманывают лукавые формулировки о защите от поругания флага и гимна. Понятно, какой именно "госсимвол" будут прежде всего защищать полицейские...

Тут важны 2 момента: во-первых, можно предполагать, что правоприменительная практика по новому закону будет регламентирована примерно также, как по пресловутой 282-й статье – то есть никак. По факту руки правоохранителям развяжут окончательно, и, возможно, любая критика власти, даже самая невинная, будет строго преследоваться по закону. Принцип – как в анекдоте, когда мужчина обратился к женщине с просьбой: "Рыбка, пробей билетик!" – "Рыбка – значит, рыба, – злобно отзывается та. – Значит, щука; щука – хищник; хищник – это зубы; зубы – значит, собака; собака – значит, сука... Люди добрые! Он меня сукой обозвал!"

Логика по новой статье вполне может быть похожей. Пожалуетесь вы друзьям в одноклассниках, что возле дома плохая дорога – а кто её построил? Мэр! А мэра кто назначил? Губернатор. А губернатора кто поддержал на выборах?.. Скажете, что объяснение притянуто за уши? Да ничего подобного, чиновники и сегодня пытаются привлекать недовольных их работой по статье об экстремизме. Вспомним хоть недавнюю омскую историю, когда полиция нагрянула к женщине, которая пожаловать в соцсети местные дороги. Теперь инструментарий слуг народа в борьбе с этим самым народом значительно расширится.

2-й момент также интересен: впервые за двадцать лет правления власть обратила внимание на Интернет. Прежде Путин, который, как известно, живёт в эдаком информационном девятнадцатом веке, не пользуясь ни соцсетями, ни мобильными устройствами, к сети относился пренебрежительно. Теперь, видимо, жареный петух всё-таки клюнул: уже слепому видно, что телевизор с каждым днём теряет влияние на политическую повестку. В Интернете же, где, в отличие от телепередач с платными "экспертами", возможна реальная полифония мнений, Кремль традиционно слаб.

Видимо, Гордиев узел решено разрубить 1 махом – от попыток воздействовать на информационное пространство с помощью интернет-троллей власть переходит просто к запрещению всякой критики себя.

Но будет ли эффективна эта мера? Ответ на вопрос довольно прост и односложен: нет. Закон, запрещающий критику, в иных условиях способен только усилить её в разы. Причём в этом празднике непослушания примут участие не только завзятые оппозиционеры, но и далёкие от политики люди.

Так будет и с законом об "оскорблении величества" – скабрезные картинки с изображением первых лиц станут расходиться миллионными тиражами – и как правоохранителям преследовать всех виновных? Возбуждать двадцать миллионов уголовных дел? А как доказывать в каждом случае факт преступления? Что и говорить, права старая истина: если ты плюнешь в общество – оно утрётся, если общество в тебя – утонешь.

Я бы посоветовал властям одно – не обижаться. В сегодняшних условиях им и вовсе надо было бы стать мягче, а уж испытывать терпение людей очередными нелепыми репрессиями вообще глупо. Надо всегда помнить, что оно, терпение то бишь, может и не выдержать...

При этом оговорюсь, что не считаю вседозволенность нормой: безусловно, за реальные преступления вроде вовлечения подростков в употребление наркотиков и т.п. надо карать самым серьёзным образом. Но потакать самолюбию какого-нибудь обиженного чиновника, используя все средства госаппарата – это уже перебор, государственная глупость…

И если уж принимать этот закон, то пусть он действует адресно – по заявлению самого обиженного. Хоть один будет плюс: узнаем, какие конкретно ресурсы читают все эти губернаторы, министры, и прочие обиженные "величества"… 

Источник: https://publizist.ru/blogs/111086/28666/-

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic